Шикарные индивидуалки путаны Питера на xdosug-spb.com


По литературным волнам

По литературным волнам

Народное голосование

Золотой клик - первая в истории Курганской области премия за заслуги в сфере Интернет.

Найти

Элегия сверху донизу
Салангин Александр



Сижу на скамейке сырой,
подземной, но очень домашней,
гляжу на ночной метрострой
в преддверии Шуховской башни.

Живая картина—сидишь,
глядишь, поездов ожидая,
поверх уплывающих крыш
постройка парит, оживая.

Непрочно сварили её
из рельсов в советские годы—
шумит, дребезжит, как жнивьё
из ближней, соседней природы.

К скамейке шагает патруль
желая бесцельно тревожить,
но тусклым железом сверкнул
на это каркас иглокожий—

на праздное времени нет:
со скрежетом, лязгом и звоном
большой невесомый скелет
ментов прогоняет с перрона.

Прохладно, кругом ни души—
а может, не видим друг друга
в раскидистой сонной тиши,
где медленной тенью по кругу

бесшумное сердце бредёт
багрово, объёмно, трёхмерно.
Ни рельсам, прозрачным, как лёд,
ни стуженой чёрной каверне,

ни точным подземным часам
не слышится пульс негасимый.
Сижу, полуверя глазам
о том, что проехало мимо.

Грохочет по рельсам вода,
огромные струи свивая—
и сверху трубит «ерунда,
гораздо страшнее бывает».

Над рельсами вечный огонь
порхает капустницей красной—
а сверху «не бойся и тронь,
не тронуть—реально опасней».

Из рельсов подвижная медь
течёт в распростёртые уши—
но медь, продолжая греметь,
постройка советская глушит.

Что дальше? Квартирный вопрос,
вдогонку ему ипотека—
и сверху усталое «брось,
не стоит сужать человека»,

последом грохочет бабло
во всех недостоинствах сразу—
и Шухов, схватив помело,
в момент выметает заразу.

Но вот надвигается тьма
раскидистой шкурой кротовьей,
и поезд, сходящий с ума,
как с рельсов, нагретых любовью

земной до жары неземной,
взмывает пылающей башней
в компанию к башне стальной,
стальной—но родной и домашней.

Два пульса—как рельсы, узки.
Два профиля, точно камея.
Две грубых железных тоски
стоят, обнимаясь, немея.

Спеша открываешь тетрадь—
но что ты имеешь сказать им?
Сидеть, мон ами. И молчать.
Молчать, не мешая объятьям.

Как только исчезнут они
из зеркала узкоколейки,
беззвучно сидевший в тени
отчалит с подземной скамейки.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




© 2010 Сделано в веб-студии Юрия Прожоги Курган дизайн